ИЗМЕНИЛАСЬ ЖИЗНЬ...

...Изменилась жизнь...
... Только в воспоминаниях остались вереницы приветливых, нарядно одетых людей, стекающихся в праздничные дни под призывные звуки духового оркестра на площадь ко входу во Дворец культуры. Трубы взрывали небо мажором аккордов, барабаны задавали ритм, и тысячная колонна с цветами, разноцветными шарами и знамёнами, направлялась на демонстрацию в центр города. От них струилась добрая энергия и чувство солидарного единства. Это не выставлялось нарочито напоказ, и не было поведением по принуждению, а было естественным. Домашние дела и заботы сегодня отодвигались. Было ощущение, что объединённые праздником, бок о бок с коллегами и друзьями, они идут в завтрашний день, не сомневаясь, что он будет лучше, чем вчерашний. Верили в себя, в своё время. Верили в своё будущее и будущее своей страны, поднимая над головой многоцветные полотнища с простым и ясным призывом «МИРУ - МИР!» и «МИР! ТРУД! МАЙ!», дружно, от души распевая: «Кипучая, могучая, никем непобедимая, страна моя, Москва моя - ты самая любимая!»
Перед главной городской трибуной колонна сольётся с такими же колоннами других предприятий, и их будет встречать сияющий в лучах солнца сводный военный оркестр. Из мощных динамиков зазвучат здравицы и приветствия, утопающие в волнах многоголосого ответного «Урааа!»
Когда звуки оркестра останутся позади, колонна, как разноцветные связки улетевших в небо праздничных воздушных шаров, весело разойдётся. Шумные компании возвратятся в радостную суету домашних праздничных застолий. А кто-то с нетерпением завернёт к другу в гараж, а там…! Там разнообразные эксклюзивные соления, маринады, и, конечно же, напиток собственного сочинения, под обжигающий, прямо с углей, шашлычок. И никого из этого рая уже не заманить ни в ресторан, ни в кафе!
Прошли годы, и сегодня магия того времени, воодушевление тех радостных встреч у Дворца представляются какой-то фантазией. Но ведь это было! Были эти любимые, ожидаемые праздники! Был незаменимый Анатолий Сериков со своими музыкантами, всегда серьёзный, собранный, обладающий удивительной способность делать так, что при любом количестве своих «виртуозов», в любых обстоятельствах, его оркестр звучал убедительно и достойно. Были шустрые комсомольцы, с раннего утра надувающие шары лёгким газом из громадных баллонов. Был неутомимый, вездесущий, суетной Ян Губенко – неизменный руководитель праздничных колонн. Как самозабвенно он выстраивал, под ревнивым наблюдением главного оформителя Гущина, в нужном порядке разукрашенную, облепленную радостной детворой технику, занудно проверял готовность реквизита, заботясь, чтобы всё выглядело гармонично и внушительно! И были красивые люди, много людей, знающих друг друга не один год по работе, не раз сообща преодолевавшие всевозможные преграды. Привёл их в это привычное для всех место не только праздник - манила радость встречи, радость жизни, которую они связали со ставшим родным заводом. Он настолько вошёл в их жизнь, что, говоря о ком-то, часто добавляли, что-то вроде: «Ну, ты знаешь, это Пётр из 13-го цеха!» Это была большая многотысячная рабочая семья, живущая похожими заботами, радостями, общим будущим. Вот и получалось, будто шли они в такие праздничные дни ко Дворцу культуры, как на большой семейный сбор, излучая доброжелательность, надёжность и уверенность.
Возможно, сегодня эти слова звучит высокопарно и нереально, но, поверьте, так было. Вспоминаю ту пору с тёплым чувством не только я. Сожалею, что это уже не вернётся. Не вернётся совсем не потому, что Дворец культуры стал другой и даже изменил своё название. Не вернётся совсем по другим причинам: изменилось время, нет того могучего, известного на всю огромную страну предприятия, изменилась жизнь.
Остаются воспоминания. Остаются у тех, у кого в сердце ещё звучат незабываемые светлые мелодии тех лет свершений. Они звучат, раскрашивая тягучие серые будни, не давая заполнить души пластилином холодного оцепенения.
Для чего я это рассказал… У сегодняшнего поколения будут свои яркие страницы жизни. Хочется, чтобы они были так же богаты душевным теплом и добротой. И главное - верой в будущее. Они смогут его построить таким, когда разберутся, почему некогда успешные предприятия превратились в грустное кладбище заброшенных цехов, а мы всё чаще стали радоваться не успешному полёту наших ракет, а тому, что падают они в безлюдном месте. Почему некогда самостоятельные производства становятся сборочными площадками чужих импортных производителей. Что, они и впрямь так идеально хороши, что ради этого стоило закрывать свои конструкторские отделы и сворачивать собственный творческий поиск? Разобравшись, они не допустят инфляции страны. Им есть на кого опереться, с кого брать пример. С ними рядом те, у кого светлая голова, накопленный годами опыт, у кого умение сплотить, зажечь и организовать людей, у кого знание, как правильно выстроить логику движения, логику подъёма. Всё это не утрачено, а наоборот, со временем фильтруется, оставляя только рациональное и точное. Они не считали фантазией, а воспринимали как завет слова Великого Петра:
«Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей, пристыдят самые просвещённые народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах, и величеством твёрдой и громкой славы».
Важно, осознавая свою ответственность за страну, объединить силы, и сказать: «Мы сделаем это!» Сказать - и сделать.
Александр Грин писал: «Я понял одну нехитрую истину. Она в том, что делать чудеса нужно своими руками».

Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (2 голоса)