Купить куртку

Жительница Махачкалы три годы пытается добиться возбуждения уголовного дела по факту убийства ее сына сотрудниками полиции
Вали Багаудинов был убит 1 ноября 2014 года: вечером он довез маму, Гульнару Багаудинову, до ее квартиры в Махачкале, помог донести до лифта сумки с продуктами и уехал, пообещав вскоре вернуться, но так и не приехал.

"Он ведь здесь даже не жил, уже несколько лет работал в Эмиратах. Приехал, потому что меня прооперировали, ухаживал за мной. В тот вечер мы должны были поехать к родственникам. Он сказал, что вернется через полчаса, я даже куртку купить из машины забирать не стала. Вышла на улицу, ждала его, пыталась дозвониться, а потом обругала в смс. А его в это время пытали, поломали нос, череп, два пальца на левой руке, вывернули руки, убили, а потом уже мертвого расстреляли", - рассказывает Гульнара.

В ту ночь, еще не зная, что сын убит, Гульнара обзванивала всех знакомых, больницы, отделения полиции и морги. В Советском РОВД Махачкалы у нее не приняли заявление о пропаже сына, сказали подождать три дня, тогда она написала заявление об угоне автомобиля – Вали ездил на "Приоре" матери. Машину вскоре нашли, но в другом городе – в Буйнакске, а в ней тело Вали на водительском сидении, на коленях у него лежал карабин "Сайга".

Как следует из материалов уголовного дела, возбужденного по статье 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и части 1 статьи 222 (незаконное ношение оружия) УК РФ, Вали Багаутдинов примерно в 23 часа 50 минут сидел за рулем автомашины марки "Приора" на обочине дороги "Махачкала-В.Гуниб". К этому месту подъехали четверо сотрудников полиции отдела МВД по Буйнакскому району Дагестана. Когда они приблизились к машине, Багаудинов стал стрелять в их сторону из карабина. Трое полицейских открыли ответный огонь, Багаудинов был убит.

Родственники Вали не поверили в версию следствия. Уже почти три года мать Багаудинова добивается расследования убийства сына. "Он никак не мог оказаться в Буйнакске, у него не было никакого ружья, ему незачем было стрелять в полицейских. Его убили, а затем устроили постановку о боестолкновении", - уверена Гульнара.

25 октября 2017 Багаудинова и ее адвокат Елена Денисенко попали на личный прием к руководителю управления СКР по Дагестану Сергею Дубровину, указали ему на все нестыковки следствия и передали жалобу.

Фрагмент из жалобы:

"При осмотре места происшествия у автомашины найдены 53 гильзы и в автомашине 1 пуля, которые, согласно заключению баллистической экспертизы, выстреляны из 4 автоматов «Калашникова», а не трех, как утверждают в своих показаниях сотрудники полиции. И ни одна гильза, и ни одна пуля не была выстреляна из карабина «Сайга». Как это может быть, ни одной гильзы? Кто этот четвертый стрелок из автомата «Калашникова»? Согласно [материалам дела], передняя левая дверь автомашины при стрельбе была закрыта и стекло передней левой двери было поднято, а затем пробито пулями, выстрелянными сотрудниками полиции. <…> Как же можно влево, через закрытую дверь автомашины и через поднятое стекло окна двери Багаутдинову В.Ш. стрелять?"

Гильзы от карабина "Сайга" были найдены только на следующий день: семь гильз обнаружил оперуполномоченный, прочесавший территорию по собственной инициативе.

"Смешно, что изначально осмотр места происшествия проводили 13 специалистов и ничего, кроме 53 гильз от автоматов "Калашникова", не обнаружили, а какой-то оперуполномоченный запросто их нашел", - говорит адвокат Денисенко.