Волобуев Евгений Всеволодович О Льгове.

Из книги "... Реализм - это такое сильное, живучее, огромное, вечно голодное чудовище..." , составленной и выпущенной в 2011 году дочерью художника Натальей Волобуевой.


Льгов

Из тетрадей живописца. Многие работы народного художника Украины Е.В. Волобуева выставлены в музеях Киева и других городов Украины.

Во Льгов я приехал мальчишкой в 24-м году. Перед отъездом из Карловки родители продали пианино и купили штуку парусины, чтобы одеть нас, пятерых детей: меня, сестер Ольгу, Людмилу, Лидию и брата Виктора. Мы жили с мамой, часть дома занимали квартиранты, а отец работал в Харькове и присылал деньги - 50 рублей в месяц. Летом он приезжал сам.

Мы жили на улице, носившей тогда название Веселой. Она тянулась по краю горы, на которой расположен город. Ниже начинался большой луг с озером, с небольшими болотами, где еще водились дикие утки и бекасы. Дальше, слева, километра за три, за низким курганом, возвышалось небольшое староверское кладбище, а еще дальше, огибая широкой петлей луг, протекала река Сейм. За ней был виден поселок Нижние Деревеньки, а справа - часть большого запущенного дубового парка (бывшего имения князя Барятинского). Возле него проходила дорога-дамба, обсаженная ивами, она вела на станцию.

Дом, доставшийся нам по наследству от деда, был виден далеко с этой дороги. Был он кирпичный, белый, в плане буквой «Г» (во Льгове почти все дома были покрашены белой, желтой и розовой краской), с резными железными верхушками на трубах. В доме просторные комнаты и зала с граммофоном и двумя узкими печатными картинками. Одну я помню: олень на водопое, на фоне утренней зари. На улицу выходило семь окон и парадная дверь с крылечком.

Из окон были видны луг и озеро, так как в этой конечной части улицы, обсаженной кустами акации, домов почти не было. Слева была старая воскотопка, а справа ниже - небольшой домик наших хороших знакомых Водоложских.

Парадная дверь вела в небольшую застекленную галерею, из которой были двери в комнаты и во двор, рядом была калитка с большой кованой щеколдой и ворота. В эти двери давно не ходили, а на крылечке по вечерам сидели часто. К фасаду прилегала еще пристройка со второй стеклянной галереей. На ней пили чай. Противоположную сторону двора замыкали глухая стена соседнего дома, молодые деревья, кусты мальвы и красивый клен. Против ворот, на задней стороне двора, были большой проходной сарай и погреб. Во дворе, между протоптанными дорожками, росла низкая густая трава спорыш, а под окнами - флоксы и кусты желтых цветов, золотые шары. Двор черный, грязный, весь в ямках от копыт коровы. За сараем был заброшенный кусок земли, предназначавшийся для сада, но деревьев здесь почта не было. По краям, отделяя его от соседних огородов, росли кусты чахлой желтой акации.

Иногда здесь сажали картошку, но она росла плохо., земля была неухоженной. Посередине еще с дедовских времен стояла недостроенная шестигранная беседка. Был у нее потрескавшийся цементный пол, несколько столбов и на них ветхая деревянная крыша. От сарая по огороду через беседку шла дорожка к дыре в заборе. Дальше она шла через двор комсомольского клуба - большого двухэтажного розового дома, по старой памяти - Стремоуховского. Это был сокращенный путь на Советскую улицу. Были во Льгове дома Пафнутьевых, Белобородовых, Гнутовых - бывших купцов-лавочников.

Вспоминаю совсем незначительные мелочи из прошлой жизни. Вспоминаю землю, вплоть до неровностей на дорогах, по которым ходил или ездил на велосипеде. Все это теперь мое близкое, неповторимое - и люди, и земля, и большой старинный дубовый парк на берегу Сейма, и многое-многое другое.

Льгов — родина моего деда. До революции он был инспектором училищ льговского уезда, а после служил в Харькове, заведовал каким-то физическим обществом. В Харькове они с бабушкой снимали квартиру, во Льгов приезжали только летом. Часто приезжали и тетки. Их было две: старшая Варвара и младшая - Антонина.

Во Льгове его помнили. Бывало, едешь с вокзала (город находился в 7 километрах), извозчик спрашивает: - Куда везти? - Отвечаешь: - На Веселую. Дом Волобуева... - А, Василия Андреевича? Как же, знаем, как его здоровье?

В автобиографии отец пишет как можно скромнее и о себе, и о своих родителях. Но все написанное соответствует действительности. Даже по этим скупым данным можно судить, что мой дед был человеком, заметным во Льгове и области. (Н.Волобуева)

Я слышал от одной учительницы, как он помогал молодым учителям, был умным, даже мудрым учителем. Учителем учителей. Не помню, чтобы он повышал голос, даже на нас, мальчишек, меня и двоюродного брата. Ходил он медленной, размеренной походкой. Любил повторять стихи Кольцова. Когда в конце жизни он заведовал в Харькове собранием научных пособий, то водил нас в эти кабинеты, показывал. Думаю, что мой отец из осторожности (37 год) не написал о деятельности его как главного учителя Льгова и области.

Дедушка был очень религиозный, ходил в церковь, соблюдал посты. Помню, как придя из церкви, отстояв

шелоломная
Аватар пользователя шелоломная
Пользователь offline. последний визит 2 года 29 недель назад. Нет на сайте
Регистрация: 10.09.2011
Сообщений: 780
Баллы: 1735

С удовольствием прочитала. Льгов, любимый Льгов, сколько о тебе написано светлых воспоминаний, как тебя любят, как тоскуют и хотят вернуться. Что в тебе такого, чего нет в других городах? Почему ты так волнуешь, и ностальгия по твоим улочкам, парку, Сейму не утихает, а с каждым прожитым годом становиться все сильнее и сильнее?
В детстве я была во Льгове только летом, на каникулах, сейчас приезжаю на пару недель в отпуск. Как - то раз меня не отпустили в отпуск, я уволилась, что бы навестить город, родных. Не родилась я в нем, не жила постоянно, но люблю Льгов.

Urfin Juss
Аватар пользователя Urfin Juss
Пользователь offline. последний визит 3 часа 1 минута назад. Нет на сайте
Регистрация: 23.04.2007
Сообщений: 6808
Баллы: 10135

Да. Замечательные образы. Невольно сравниваешь их с настоящими..... Печально...